Чулпан Хаматова: «Нельзя жить только собственной жизнью»

Актриса рассказала о значимых событиях жизни: о том, как начинался ее творческий путь, о любимой работе, о детях и почему так важно помогать другим

Актриса театра и кино, одна из учредителей благотворительного фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова написала свою первую книгу — «Время колоть лед». Соавтором выступила подруга актрисы — журналист и попечитель фонда «Подари жизнь» Катерина Гордеева. Книга написана в форме беседы двух человек — когда один задает вопросы, а другой на них отвечает. А ее название читается как главный девиз жизни Чулпан Хаматовой: что бы ни происходило, нужно двигаться вперед, и даже если вокруг тебя лед — его нужно колоть.

Выход книги и стал поводом для встречи с Чулпан Хаматовой. Актриса рассказала о значимых событиях своей жизни: о том, как начинался ее творческий путь, о любимой работе, о детях, а также о том, почему так важно помогать другим.

Актриса Чулпан Хаматова

«За белой полосой придет черная, а за черной – белая»

Сама идея книги родилась неожиданно — после того, как Чулпан Хаматова прочитала произведение Евгения Попова и Александра Кабакова «Аксенов».

— Мне так понравилась структура, в которой эта книга написана! — рассказывает Хаматова. — Два автора общаются, вспоминая Аксенова… От этой книги оторваться было нельзя, и я подумала: у нас с Катей столько общего, и у нас с ней есть главное дело жизни — фонд «Подари жизнь». И в общем, мы были обязаны сесть и написать книгу об этом — с разных точек зрения. Потому что у нас с Катей бывают полярные точки зрения, и нам даже есть о чем поспорить, а не только плыть, в унисон гребя веслами…

Чулпан Хаматова и Катерина Гордеева на презентации книги «Время колоть лед»

Большим помощником в написании книги стал дневник Чулпан Хаматовой, который, как оказалось, она ведет уже много лет. Но считала, что дневник — это не мемуары, и публиковать его она никогда не будет.

— Я и в страшном сне не могу представить, что сам дневник или отрывки из него можно будет когда-то опубликовать, — говорит актриса. — Дневник — это моя дисциплинарная вахта. Я точно знаю, что за белой полосой придет черная, а за черной — белая. Я анализирую все свои неудачи. Дневник — это такая помойка, где я разбираю все свои ошибки. Но он мне очень пригодился — в том смысле, что там есть даты, числа и события, которые я описываю в книге…

«Никому не говори, что ты жила при Брежневе!»

Чулпан Хаматова родилась и выросла в Казани семье инженеров Наиля Ахметовича и Марины Галимулловны Хаматовых. Ее юность пришлась на непростые 90-е.

— В перестройку мне, подростку, было видно, как потерялись взрослые люди, — говорит Чулпан. — Учителя в школе не знали, что делать дальше и как учить детей. Уже вовсю перестройка идет, а мы сидим в классе и переписываем «Апрельские тезисы» Ленина — просто потому, что учителя не знали, что нужно переписывать из нового. Они понимали, что не надо Ленина, но мы все равно сидели и писали. И в глазах у них была паника, а у меня было полное ощущение, что они не знают, и теперь мы будем придумывать свои правила сами. У меня недавно был день рождения, и я пригласила съемочную группу. И там была чудесная молодая девушка-костюмер. Мы сидели и разговаривали, я рассказывала про свое детство и вспомнила день, когда умер Брежнев. Весь город гудел, гудели заводы, люди плакали… А мы с подружкой стояли и стыдились того, что надо было плакать, а у нас не получается. И вот мы пошли домой, нарезали лука, приложили к глазам и побежали обратно на улицу — и у нас текли слезы, как у других! Ну все, думали мы, теперь мы настоящие пионеры, такие, какими должны быть! Девушка-костюмер меня выслушала и говорит: «Только никому не говори, что ты жила при Брежневе!»

Чулпан Хаматова и Дина Корзун – основательницы фонда «Подари жизнь»С коллегой Евгением Мироновым – основателем благотворительного фонда «Артист», помогающего пожилым актерам

После школы Чулпан поступила в Казанский государственный финансово-экономический институт, но почти сразу передумала — забрала документы и успела поступить в Казанское театральное училище. А там преподаватели быстро разглядели в девушке большой талант и посодействовали тому, чтобы она ехала поступать в Москву. Так Хаматова попала в ГИТИС на курс Алексея Бородина. Актриса признается, что первое время в чужом и большом городе было непросто, но грустить по этому поводу не было времени.

— У нас был театральный институт без единого выходного дня, — рассказывает Чулпан. — В 9.30 — первая лекция, а в час ночи на последнем поезде метро я возвращалась в общежитие. Это был четырехлетний бег, и к тому моменту, когда я выпустилась, я уже и в кино успела сняться. Так что по поводу завоевания Москвы рефлексировать совершенно не было времени — а надо было учиться, учиться и учиться… Мне очень помогали родители, без конца присылали гречку, тушенку… Это съедалось в первый же вечер всем общежитием — в надежде на то, что скоро кому-то из ребят тоже что-то пришлют родители, и мы так же быстро это съедим…

«Моя профессия — это счастье моей жизни!»

С 1998 года и по сей день Чулпан Хаматова служит в театре «Современник». Не так давно в прессе появилась информация о том, что актриса уходит из театра, ставшего практически ее вторым домом. Однако вскоре она сама опровергла эту информацию, заявив, что всего лишь уходит в творческий отпуск.

— Моя профессия — это счастье моей жизни! — продолжает Чулпан Хаматова. — Всей жизни моей не хватит, чтобы насладиться ею! Актерская профессия очень глубокая, она меняет мир, и это я ее недостойна, а не она меня. Я знаю, что происходит со мной после шедевров, просмотренных в кино или театре. Когда я посмотрела фильм «Нелюбовь» Андрея Звягинцева — я стала другим человеком! Поэтому — нет, я не разочаровалась в своей профессии.

Благодаря Чулпан Хаматовой теперь многие известные люди, в том числе и Гарик Сукачев, принимают участие в благотворительных акциях

Однако актриса считает, что театр и кино переживают сейчас не самые лучшие времена.

— Раньше у меня было полное ощущение, что Россия находится на таком подъеме! — рассказывает актриса. — Появлялись такие имена, языки, почерки! Но потом все замерло, и сейчас не понятно, что будет дальше. Сейчас художники сто раз подумают, потому что у каждого включается самоцензура — ведь кто-то может обидеться, оскорбиться… Я в этом отношении счастливый человек, с цензурой не сталкивалась — хотя за спектакль «Голая пионерка» про Вторую мировую войну мы получили и набили столько шишек! Тем не менее, люди высказывали свою точку зрения, никто ничего не запрещал. А сейчас, хоть правила и артикулированы, но как по ним жить — непонятно…

«Пока мы ждем и надеемся, дети продолжают болеть»

Кроме актерской работы, у Чулпан Хаматовой есть еще одна, которую она называет делом всей своей жизни. Уже много лет актриса привлекает внимание общества к проблемам онкобольных детей. А фонд «Подари жизнь», соучредительницей которого она является, уже много лет помогает семьям с больными детьми.

— Некоторые нас критикуют: дескать, деньги нужно просить не у частных лиц, а у государства. И я с ними согласна! — говорит актриса. — Но пока мы ждем и надеемся на государство, дети продолжают болеть. Живые, конкретные дети из конкретных семей. И допустить, что этот ребенок погибнет, так и не получив помощь — как-то не по-взрослому…

Чулпан Хаматова на празднике, посвященному началу строительства Центра Дмитрия РогачеваВсе дети из фонда «Подари жизнь» для Чулпан Хаматовой – родные

Актриса считает, что нужно работать с той властью, которая есть. А с некоторых пор одним из главных друзей фонда «Подари жизнь» стал Герман Греф.

— Только с появлением Грефа у нас началось прогрессивное движение. А до этого я помню, какое количество звонков нужно было сделать, сколько энергии мне нужно было затратить на то, чтобы просто пробиться на очередной уровень и объяснить, почему это выгодно стране, почему это выгодно «Сбербанку». А с появлением Грефа все стало меняться, произошли поистине революционные шаги…

Новая мечта — пансионат

В 2011 году произошло еще одно важное событие в жизни Чулпан Хаматовой. Был построен и открыт Центр детской гематологии имени Дмитрия Рогачева. Актриса ждала, когда, наконец, откроется центр. Еще на этапе котлована она говорила: «Такое ощущение, что котлован пытаемся вырыть чайными ложечками». Центр оказался совсем не похож на больницу: снаружи — разноцветные стены, а внутри на стенах — репродукции картин великих мастеров живописи.

— Дети вместе с родителями и врачами ходили в Третьяковскую галерею, пришли радостные и возбужденные, — рассказывает актриса. — С тех пор мы и решили повесить картины. Во врачебной стороне висит «Черный квадрат» Малевича. Некоторые врачи посчитали, что картина депрессивная и несколько раз пытались перевесить подальше, но дети ее очень полюбили и постоянно борются за то, чтобы картину не убирали… На самом деле я не успеваю радоваться. Клиника построилась, это самое главное — но теперь надо решать такое количество вопросов! А впереди — новый амбициозный проект: строительство пансионата для подопечных фонда «Подари жизнь». У нас лечатся дети со всей России, они всегда должны быть рядом с врачами, чтобы постоянно осуществлять процедуры. Но им совсем не обязательно и даже вредно лежать в больнице. А так как их родной дом далеко, наш фонд снимает огромное количество квартир, где живут сразу по нескольку семей. А мы хотим сэкономить благотворительные деньги, и вот решили построить пансионат. Это будет такое место, где дети будут забывать про больницу — но при этом они будут рядом с ней. Пансионат будет сроиться в Переделкино, там всегда красиво — и летом, и зимой, и осенью, и весной…

Чужих детей не бывает

Актриса признается, что на все, что она делает, тратится очень много сил и энергии. Но еще больше сил и энергии она получает, когда видит своих подопечных живыми и здоровыми.

— Вот мы приезжаем на гастроли в Уфу, я без сил выхожу под аплодисменты на сцену, получаю цветы — и вдруг слышу, как кто-то мне шепчет: «Вы меня помните?» И оказывается, это наш мальчик, для которого восемь лет назад мы собирали деньги. И вот он стоит передо мной — живой, здоровый, красивый, и дарит мне цветы! У меня тут же от радости хлынули слезы из глаз… Не успела прийти в себя — как ко мне наклоняется другая голова: «А меня вы помните?» Я поворачиваюсь, а это — девочка Эля — красивая такая! Я стою между ними — и понимаю: та энергия, которую я потратила — ничто по сравнению с той, которая переполняет меня сейчас!

Чулпан Хаматова: «Нельзя жить только собственной жизнью — это неинтересно и нечестно»

В биографии Чулпан Хаматовой есть еще один интересный момент: ее старшие дочки (а всего у актрисы трое дочерей) появились на свет незадолго до создания фонда «Подари жизнь». Поэтому про эту мамину работу они знают все, что называется, с пеленок.

— Когда средняя дочка училась в третьем классе, в школе им задали написать сочинение на тему — кем работают родители. Учительница дала мне потом почитать дочкино сочинение. Там было написано, что мама работает в фонде «Подари жизнь», и дальше описывается вся моя работа в этом фонде. И ни слова о том, что я работаю в театре — хотя 80 процентов своих вечеров дочь проводила за кулисами. Да, театр — это почти семья, а работа — это фонд «Подари жизнь». Мои дети появились вместе с фондом, и другой жизни они не видели. Они все время вовлечены в мои дела, держат руку на пульсе. Они знают диагнозы, знают, от чего выпадают волосы при химиотерапии… И даже критикуют меня, когда это нужно. Например, дочка раскритиковала название книги, которое мы сначала придумали, сказала: «Это «старперское» название!» Пришлось искать другое! Да, наверное, они страдают из-за того, что время, которое уделяется мною чужим детям, забирается от них. Но шаг за шагом к ним пришло понимание, что по-другому нельзя. Нельзя жить только собственной жизнью — это неинтересно и нечестно…

Полная версия новости по ссылке Источника: cgg.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.